penartur2 (penartur2) wrote,
penartur2
penartur2

Как работают российские суды.

На примере дела о восстановлении на работе, вкратце:


  • 26 декабря 2011г. у работника произошёл конфликт с работодателем, в результате которого работнику предложили уволиться по собственному желанию; работник отказался.

  • 28 декабря работника ознакомили с актом об отсутствии на рабочем месте 7 ноября 2011г.; акты датированы 28 декабря.

  • 30 декабря работник передал работодателю объяснительную, с общим смыслом "7 ноября было очень давно, совершенно не помню, что происходило в тот день, но, скорее всего, на работе присутствовал. С чего вы вообще взяли, что меня не было? Если вы мне скажете о конкретных фактах, я, возможно, смогу объяснить их."

  • 16 января 2012г. работника уволили за прогул 7 ноября. Основания - служебная записка непосредственного руководителя от 26 декабря (к приказу не приложена, работник содержимое этой записки до суда так и не увидел), акт от 28 декабря, объяснительная от 30 декабря. Никаких ответов на объяснительную не было.

  • 25 января (как только работник получил у бывшего работодателя копии приказов) работник подал исковое заявление с требованием восстановления на работе и оплаты времени вынужденного прогула в районный суд по месту расположения работодателя.

  • 6 апреля состоялось предварительное судебное заседание. Ответчик принёс отзыв на исковое заявление, полный неподтверждённого вранья и внутренних противоречий, выписку из системы охраны здания (регистрирующую проходы через турникеты), сертификаты на эту систему и правила внутреннего трудового распорядка. В нарушение ГПК РФ, ответчик принёс только одну копию документов для суда; истцу эти документы переданы не были. Судья был совершенно не в теме вопроса, исковое заявление даже не читал, и сразу же послал всех собирать доказательства к судебному заседанию, назначенному на 17 мая.

  • 10 мая, после многочисленных заявлений на имя ответчика и одного ходатайства суду, истец наконец-то добился от ответчика выдачи второй копии документов. В отзыве на исковое заявление ответчик написал, что по этим правилам работник обязан регистрировать каждый проход через турникеты своей картой; в приложенной же версии правил такого правила нет. Приложенная бумажка, якобы являющаяся выпиской из системы охраны здания - просто табличка, составленная в ворде; никаких оснований полагать, что она каким-либо образом связана с реальными данными этой системы охраны, нет. В табличке куча дыр - если ей верить, то ответчик вообще ходил на работу только через день, часто уходил с работы до обеда или приходил на работу после обеда; а иногда вообще умудрялся, например, зайти в здание, а затем, не выходя из него, опять зайти.

  • 17 мая выясняется, что судья до сих пор не прочитал ни исковое заявление истца, ни отзыв ответчика. Пакеты документов, переданные ответчиком суду и истцу, различаются (по ГПК, ответчик должен был ещё 6 апреля принести два идентичных пакета документов, один для суда, один для истца). Табличка, переданная суду, также является простой табличкой, составленной в ворде; с такими же косяками, как и переданная истцу; только даты и времена другие. Объяснительная записка входит в комплект, переданный истцу, но отсутствует в комплекте, переданном суду (обоснование ответчика - "а там истец соврал").
    Истец указал на то, что, согласно ТК, на ответчике лежит бремя доказательства того, что прогул действительно был, и того, что была соблюдена процедура увольнения. При этом, в качестве доказательства была предоставлена только табличка с данными о проходах через турникеты; ответчик не доказал, что эта табличка действительно получена путём выгрузки данных из системы охраны; в табличке большое количество ошибок, не объяснённых ответчиком; если информация о прогуле была взята из этой системы, то пропущен месячный срок, в течение которого допустимо увольнять работника; ответчик не прикладывал усилий для того, чтобы разобраться в ситуации, и не прокомментировал объяснительную записку до увольнения; в обязанности работника не входит регистрация на турникетах при проходе в здание; для выполнения служебных обязанностей истцу иногда приходилось проводить целые дни в другом отделе, расположенном в том же здании, проход в который турникетами не оборудован.
    Ответчик при разговоре с судьёй зачастую в пределах одной фразы противоречил сам себе. Ни на один из вопросов истца не ответил. Когда судья спросил ответчика, может ли тот предоставить какие-либо ещё доказательства, ответчик сказал, что не видит необходимости в дополнительных доказательствах, так как отсутствие истца на работе на следующий день после трёх выходных однозначно свидетельствует о прогулах; но что, если нужно, может привести свидетелей, и спросил, какое количество свидетелей устроит судью. Казалось бы, понятно, что о событиях 7 ноября никто ничего помнить не может (и, если бы истец действительно отсутствовал и кто-то бы это заметил - акт был бы составлен ещё в ноябре или декабре, был бы подписан свидетелями, и содержал бы информацию о зафиксированных свидетелями фактах - например, "в 12:00 на рабочем месте, находящемся там-то, работник отсутствовал"); и так же понятно, что работодателю не составляет труда привести лжесвидетелей, которые расскажут заранее заготовленную сказку.
    Тем не менее, заседание отложено до 29 июня.



Казалось бы, дело проще парёной репы. Судье было бы достаточно прочитать хотя бы исковое заявление, чтобы принять решение. Если прочитать ещё и отзыв на исковое заявление - ситуация станет совершенно очевидной. Тем не менее, судья растянул удовольствие более чем на пять месяцев, и до сих пор не удосужился хотя бы в исковое заявление заглянуть. Это при том, что по ГПК срок рассмотрения этого дела - месяц с даты поступления (то есть, уже 25 февраля должно было быть решение).
Также на обоих заседаниях присутствовали прокурор и секретарь. Прокурор непрерывно играл в компьютерные игры. Секретарь отрывался от компьютерных игр, когда судья говорил "а вот это надо занести в протокол"; что в итоге оказалось в протоколе - большой вопрос.

Работодатель - коммерческая организация (но недостаточно крупная или богатая, чтобы подкупить судью; тем более, что подкупать тогда придётся не только районного судью). Страшно представить, что же происходит, когда одна из сторон - государство.

И ещё. Насколько я понимаю, адвокаты нужны, когда у судьи есть мозги, у одной стороны есть мозги, а у другой стороны нет либо мозгов, либо времени, чтобы всем этим заниматься - тогда другая сторона нанимает адвоката. В России мозгов у судьи нет; в описанном случае мозгов нет ещё и у ответчика - зачем вообще могут понадобиться адвокаты в такой ситуации?
Tags: суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments